Регистрация    Войти
Авторизация

» » Кейнсианская экономическая политика


Кейнсианская экономическая политика

Категория: Блоги / Жизнь

Кейнсианская экономическая политикаКейнсианская экономическая политика.

Развитие экономической системы приводит к постоянной смене лидирующих экономических концепций, лежащих в основе экономической политики государства, смене самой парадигмы экономической теории.

Не отрицая необходимости участия государства в экономических процессах, сторонники концепции рациональных ожиданий считают неэффективной любую экономическую политику как кейнсианскую, так и монетаристскую. Поэтому для обеспечения общего равновесия первоначально необходимо изменить способ политического мышления.

Кейнсианская экономическая политика.

После Второй мировой войны, вплоть до середины 70-х годов, вера в могущество кейнсианской экономической политики, способной разрешить противоречия капиталистического воспроизводства, неуклоно укреплялась. Расширились масштабы государственного вмешательства. Произошел многосторонний процесс огосударствления экономической науки он проявился в массовом привлечении академических экономистов на службу в государственные и полугосударственные учреждения, осуществляющие экономическую экспертизу. Возникли различного рода мозговые центры , ставшие трансформаторами теоретических идей в практические рекомендации правительству. Неуклонно росли государственные расходы. Темпы роста социальных расходов в те годы почти в полтора раза превышали темпы роста валового национального продукта, что и дало резкое увеличение доли социальных расходов в общих расходах ряда развитых стран. Подобное развитие событий полностью отвечало кейнсианским представлениям о целях экономической политики правительства. Приоритетные же роли в этих целях отводились достижению полной занятости, стабилизации или хотя бы выравниванию циклических колебаний экономики, повышению темпов экономического роста. А увеличение расходов, то есть покупательской способности отвечало и желаниям широких слоев населения, делая подобную политику особенно популярной. Кейнсианская концепция макроэкономической политики опиралась не только на большие бюджетные расходы государства. Она включала в себя еще три важных момента.

Первый из них предполагал возможность не соблюдать строго сбалансированность государственного бюджета, то есть равенство доходов и расходов государства, что всегда считалось главным критерием мудрой бюджетной политики. Предполагалось, что сбалансирование бюджета должно происходить не каждый год, а на протяжении экономического цикла, когда избыток поступлений в казну в период подъема мог компенсировать недостаток бюджетных средств, возникший в условиях кризиса. Второй момент разработка теории дефицитного финансирования государственных расходов за счет эмиссии денег и государственных займов. И, наконец, третий момент новое понимание роли кредитно-денежного регулирования как инструмента, поддерживающего, прежде всего, бюджетную политику, а не здоровую безынфляционную денежную систему.

Это означало смещение приоритетов в работе центрального банка этого главного инструмента кредитно-денежной политики, которая была призвана участвовать в регулировании эффективного спроса: увеличивать кредитно-денежную экспансию в период спада и ограничивать ее лишь в условиях подъема экономики. В итоге кейнсианская концепция макроэкономической политики распахнула двери для экспансионистской кредитно-денежной политики, которая должна была не столько сохранять стабильность денежной системы, сколько способствовать увеличению расходов и стимулировать экономический рост в целом.

Но времена менялись. К началу 70-х годов завершился период высоких темпов экономического роста. Два экономических кризиса ввергли экономику развитых стран во второй половине 70-х в длительный период стагфляции период, когда необычно быстро стали расти цены, и одновременно при этом шел спад производства. Инфляция превратилась в проблему номер один. Традиционно кейнсианская концепция экономической политики на инфляцию не рассчитывала. Недооценивая опасность инфляции, она своим акцентом на рост государственных расходов и дефицитное финансирование экономики, по сути дела, сама способствовала развитию инфляции. Если в 60-е годы бюджетные дефициты были редкостью, то после 70-х они приняли уже устойчивый характер. К инфляции добавилось и нечто другое, подорвавшее старую концепцию регулирования, ухудшение условий воспроизводства, сместившее фокус экономических противоречий с задач реализации на проблемы производства.

Увеличение степени открытости экономики, неэффективность, порожденная разрастанием государственного аппарата и его бюрократизацией. Все эти обстоятельства вызвали крайнее недовольство кейнсианской макроэкономической политикой и острую критику всей кейнсианской теоретической системы. Кризис испытала не просто кейнсианская теория, а вся концепция государства благосостояния , иначе говоря, концепция широкого государственного регулирования экономики. В итоге победное шествие кейнсианства как теории и как экономической политики в конце 70-х годов начале 80-х завершилось кейнсианской контрреволюцией и консервативным сдвигом - в экономической теории и политике всех развитых стран. Центральное место в экономической теории Запада вновь заняла старая неоклассическая школа, в рамках которой возникли новые направления экономического анализа, такие, как монетаризм, теория рациональных ожиданий и др. Сторонники этих теорий в противоположность кейнсианству считают, что необходимо максимально ограничить государственное вмешательство в экономику и социальную сферу, сократить государственные налоги и расходы.

Естественно, что они выступают и против кейнсианской макроэкономической политики. Государственное регулирование спроса нарушает, по их мнению, действие рыночных сил, а в долговременном плане ведет к усилению инфляционных тенденций. Кризис кейнсианства отражал важные изменения в экономической политике правительств индустриально развитых стран. На протяжении 80-х и 90-х годов благодаря денационализации и приватизации произошло значительное сокращение государственного сектора экономики, снизились темпы роста государственных расходов. Борьба с бюджетным дефицитом и инфляционными тенденциями приобрела первостепенное значение. Но это тем не менее не означало полного отказа от кейнсианских идей, требующих в целях социальной и экономической стабилизации государственного вмешательства.

Итак, завершился определенный этап в жизни кейнсианской теории, начавшийся в 30-е годы нашего века. Но сама теория Кейнса по-прежнему жива и развивается в современных условиях. Ведь она никогда не была сводом неприкасаемых догм и обязательных инструкций для ее сторонников. История кейнсианства это история непрерывного развития, приспособления к меняющейся действительности, поисков и уточнений как в области теоретического анализа, так и в практической политике. Она прошла этап неоклассического синтеза (60-70-е гг.), когда была предпринята попытка формально объединить кейнсианскую теорию с неоклассической. На основе категорий кейнсианского анализа были созданы неокейнсианские теории циклического развития экономики и соответствующие теории экономического роста. Оттесненное неоклассической школой на обочину главного направления кейнсианство развивается сегодня в новом облике, получившем название посткейнсианство . Кейнсианство оказалось органически связанным с нынешнеми реалиями экономического развития. И в этом проявляется его жизнестойкость. Сохраняет свое непреходящее значение главная идея кейнсианства необходимость вмешательства государства для стабильного развития капиталитической экономики.

Можно спорить о том, какими методами это делать, но то, что рыночный механизм должен быть дополнен государственным регулированием, у современных политиков больше не вызывает сомнения. Как сделать макроэкономическую политику более эффективным инструментом экономического регулирования? Как стимулировать рост производства, не вызывая при этом инфляционных течений? Как сражаться с инфляцией, не ограничивая при этом темпов экономического роста и не стимулируя безработицу? Все это центральная тема современного кейнсианства. Вместе с экономистами консервативного толка кейнсианцы признают сегодня опасность дальнейшего роста государственных расходов и бюджетных дефицитов. Вот почему современные кейнсианцы уже не настаивают на подобных методах государственного регулирования экономики. Они признают необходимость бюджетных ограничений. Однако выступая за более жесткую бюджетную политику, обосновывают необходимость и важность использования другого инструмента регулирования кредитно-денежной политики.

Снижение процентных ставок и расширение возможностей кредитования, считают они, будет содействовать росту инвестиционного спроса и общему подъему экономики. В то же время экономисты-посткейнсианцы ищут и новые способы борьбы с инфляцией, которые бы не вели к снижению производства и занятости. По мнению некоторых из них, антиинфляционная политика должна учитывать и те параметры, которые определяют формирование издержек и доходов.

В качестве антиинфляционного рецепта они предлагают так называемую политику доходов, то есть добровольное соглашение между предпринимателями и профсоюзами об определенном темпе роста зарплаты, не превышающем рост производительности труда, контроль над ценами естественных монополий и т. д.

В такой политике видится им возможность одновременного решения проблемы занятости и инфляции того, что не в состоянии обеспечить традиционные налогово-бюджетные и кредитно-денежные рычаги.

На протяжении почти полувека со времени смерти Кейнса отношение к нему и его теоретическим идеям и практическим рекомендациям изменялось неоднократно, отражая, прежде всего изменения действительности, из которой смотрели на Кейнса и которой стремились приложить его идеи. До сих пор нет единства относительно того, был ли Кейнс спасителем капитализма, пытавшемся не дать ему погибнуть, или ученым, показавшим обреченность этой системы, наконец, не ясно, показал ли он дорогу к более совершенному рыночному хозяйству или к чему-то, напоминающему социалистическую утопию. Причем все эти вопросы можно ставить как в плоскости желаний и устремлений самого Кейнса, так и в плоскости реальных последствий его рекомендаций и идей. И тем не менее правильно утверждать, что отказавшись от традиций нравственной философии XIX века, Кейнс пытался наметить социально-нравственную парадигму будущего общества, указав при этом некоторые практические пути улучшения социально-экономической действительности, которые, как он считал, не противоречили идеалу и отвечали уже наметившимся в обществе нравственным приоритетам. И в этом смысле можно говорить о Кейнсе, и как о реформаторе и как о революционере.

Кейнсианская политика объективно вела к вытеснению рыночных экономических стимулов экономики государственным контролем, к ослаблению бизнеса и росту доли государства в ВНП, к перераспределению доходов через систему трансфертных платежей. Этот процесс был остановлен изменением экономичес кой реальности, с одной стороны, и явным проявлением практи ческой несостоятельности кейнсианства - с другой.

Возрождение идей монетаризма сопровождалось растущей критикой кейнсианских рецептов экономической политики. В кейнсианской модели основным средством управления совокупным спросом служит бюджетная политика. Монетаристы утверждают, что то что выигрывает хозяйство от государственных инвестиций, оно теряет вследствие сокращения частных инвестиций. Общая же величина совокупного спроса остается неизменной, хотя бюджетные ассигнования непрерывно растут. При этом особенным нападкам подвергаются трансфертные платежи.

Кейнсианская модель госудаpственного pегулиpования пpедполагала, что осуществляющие экономическую политику госудаpственные оpганы обладают гоpаздо большими возможнос тями для получения и обpаботки инфоpмации, чем отдельные участники экономического пpоцесса. Более того, госудаpство имеет возможность с помощью своих специализиpованных учpеж дений составлять и оценивать pазличные пpогнозы о будущем экономическом pазвитии, тогда как частные лица этой возмож ности лишены и оpиентиpуются только лишь на текущую конъюнк туpу. Таким обpазом, госудаpство, оpиентиpуясь на динамику опpеделенных экономических показателей, может следить за конъюнктуpными изменениями в экономике. Если же какие-либо показатели (ВHП, темп инфляции и т.д.) отклоняются от своего "целевого" значения, то госудаpство использует pычаги pегу лиpования для стабилизации экономической системы. Так как экономические агенты оpиентиpуются на текущие значения паpаметpов экономического пpоцесса и не могут пpедусмотpеть, какие цели пpеследует госудаpственная политика, то они не в состоянии и нейтpализовать ее. Они "послушно" pеагиpуют на госудаpственные меpопpиятия, увеличивая или сокpащая pеаль ный выпуск пpодукции и занятость.

В кейнсианской модели закpытой экономики ее состояние хаpактеpизуется двумя показателями: темпом инфляции и уpовнем безpаботицы, зависимость между котоpыми хаpак теpизуется кpивой Филлипса. В этом случае на администpацию возлагается задача выбpать пpиемлимое соотношение между этими показателями.

Именно этот в значительной меpе механистический подход был подвеpгнут pезкой кpитике теоpетиками Чикагской школы. По их мнению, кpаткосpочная по своей сути политика упpавления совокупным спpосом не может воздействовать на долгосpочные значения таких показателей, как pеальный ВHП и занятость, котоpые соответствуют естественному уровню безpаботицы. Этот уpовень, как пишет М.Фpидман, "выводится из системы уpавнений общего pавновесия Вальpаса пpи условии введения в нее pеальных стpуктуpных хаpактеpистик pынков товаpов и тpуда, отpажающих несовеpшенство pынков, хаpактеp стохастических изменений спpоса и пpедложения, издеpжки получения инфоpмации о наличии вакансий и т.д.". Таким обpазом в долгосpочном аспекте уpовень занятости опpеделяется только стpуктуpными хаpактеpистиками экономики и может быть "сдвинут" только за счет их изменения.

Кейнсианская идеология государственного регулирования процессов экономического развития, господствовавшая в макроэкономической политике на протяжении 40-х-60-х гг. закрепила себя институционально в виде учреждений, процедур, правил ведения политики. Весь складывающийся в этот период аппарат и инструментарий государственного макроэкономичес кого регулирования был нацелен на расширение возможностей государства по воздействию на экономику, а потому изменить ориентацию политики оказалось куда проще чем, изменить институциональные механизмы и процедуры макроэкономического регулирования. Именно отсутствие препятствий институциона льного, конституционного или законодательного характера открывает дорогу к "отступлению" к кейнсианству, отдельные признаки которого дали о себе знать уже к середине 80-х годов, во все менее неукоснительном следовании неоклассическим рецептам макроэкономической политики.

В то же время экономисты-посткейнсианцы ищут и новые способы борьбы с инфляцией, которые не вели бы к снижению производства и занятости. По мнению некоторых из них, антиинфляционная политика должна учитывать и те параметры, которые определяют формирование издержек и доходов.

В качестве антиинфляционного рецепта они предлагают так называемую политику доходов, то есть добровольное соглашение между предпринимателями и профсоюзами об определенном темпе роста зарплаты, не превышающем рост производительности труда, контроль над ценами естественных монополий и т. п.

В такой политике видится им возможность одновременного решения проблемы занятости и инфляции - того, что не в состоянии обеспечить традиционные налогово-бюджетные и кредитно-денежные рычаги.

Сегодня в России имя Кейнса упоминается не только в студенческих лекциях. Многие сторонники государственного регулирования экономики, независимо от того, о каких инструментах и методах регулирования идет речь, готовы опереться на его авторитет. На самом деле все не так очевидно. Во-первых, следует помнить, что кейнсианская теория и политика исходят из существования развитой рыночной экономики, а Россия находится в стадии перехода к этой экономике со всеми ее особенностями, нелепостями и трудностями. Поэтому прямое "наложение" кейнсианской теории на нашу экономику невозможно.

Во-вторых, многие из теперешних "знатоков" кейнсианства критикуют жесткую политику стабилизации, направленную на снижение бюджетного дефицита и инфляции. Их привлекает идея более активного использования бюджетного дефицита и денежной экспансии в качестве того горючего, которое якобы способно помочь росту экономики. Скорее всего, они не знают, что дефицитное финансирование в условиях инфляции оказалось как раз тем слабым местом кейнсианской теории и политики, которое вызвало кризис прежней ее модели и определило пути дальнейшей ее коррекции. Поэтому скорее следовало бы прислушаться к голосу современных посткейнсианцев, которые советуют относиться к бюджетному дефициту крайне осторожно, перенося акценты с бюджета и роста государственных расходов на кредитно-денежную политику в качестве основного инструмента косвенного воздействия на экономику.

В-третьих, транзитивная экономика России требует особого подхода к роли государства, поскольку это период одновременно и ломки старой государственной системы управления, и создания государством новой рыночной инфраструктуры (в виде законов, институтов контроля, налоговых сборов и т. п.), без чего рынок превращается в "дикое поле" разбоя. А, кроме того, транзитивная экономика требует проведения активной структурной политики. Все эти проблемы непосредственного отношения к теории Кейнса не имеют. Однако знать ее, как и всю экономическую теорию Запада, а не отдельные вырванные из исторического контекста положения, необходимо. Знание теории и опыта развитых стран, понимание условий, в которых дает эффект та или иная мера экономической политики, способны и помочь, и уберечь от ошибок в ходе ненужного экспериментаторства или очередного "изобретения велосипеда". Именно этому, прежде всего, учит опыт научной и практической деятельности великого англичанина Джона Мэйнарда Кейнса.

Итак, завершился определенный этап в жизни кейнсианской теории, начавшийся в 30-е годы XX века. Но сама теория Кейнса по-прежнему жива и развивается в современных условиях. Ведь она никогда не была сводом неприкасаемых догм и обязательных инструкций для ее сторонников. История кейнсианства - это история непрерывного развития, приспособления к меняющейся действительности, поисков и уточнений как в области теоретического анализа, так и в практической политике.

Она прошла этап "неоклассического синтеза" (60-70-е годы), когда была предпринята попытка формально объединить кейнсианскую теорию с неоклассической. На основе категорий кейнсианского анализа были созданы неокейнсианские теории циклического развития экономики и соответствующие теории экономического роста. Оттесненное неоклассической школой на обочину "главного направления" кейнсианство развивается сегодня в новом облике, получившем название "посткейнсианство". Кейнсианство оказалось органически связанным с нынешними реалиями экономического развития. И в этом проявляется его жизнестойкость.

Современная экономическая теория немыслима без того вклада, который внес Дж. М. Кейнс, прежде всего без совершенно нового ее раздела - макроэкономики и теории макроэкономического регулирования. Меткое название нашел для своей работы, посвященной теории Кейнса, английский ученый Г. К. Шоу - "Перманентная революция". Действительно, через революции и контрреволюции кейнсианство переживает непрерывный процесс изменений, движимый тем мотором, который создал и привел в движение ее основатель.

1. Бартенев С.А. Экономическая история Учебник (Серия HOMO FABER ), (ГРИФ). -М. Экономистъ. -2004. -442 с.

2. Борисов Е.Ф. Экономическая теория: Курс лекций для студентов; высших учебных заведений. М. 2003.

3. Булатов А.С. Экономика Учебник 3-е изд. перераб. и доп. -М. Экономистъ. -2005. -896 с.

4. Вестник СевКавГТУ. Серия Экономика . № 1 (9), 2003.

5. Гальперин В.М. Игнатьев С.М. Моргунов В.И.Микроэкономика. Экономическая школа 2004.

скачать dle 11.3
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.